Загадки подземного Киева

    Загадки подземного Киева

    В Киевской земле возникали пещеры и задолго до Антония и его братии. Никто толком не знает, где именно проходят эти тайные галереи и как далеко они простираются. Их обнаруживают случайно, в самых неожиданных местах, и оттого складывается впечатление, что под Киевом надземным существует другой, скрытый от солнечного света град. Весной 1862 года киевский художник с не самой героической фамилией Зайченко шел в самом бодром расположении духа домой. Он возвращался из Троицкого монастыря, что на Зверинце (кто ж мог знать, что в следующем столетии на этом месте разобьют парк, вернее, Ботанический сад Академии наук), прихватив церковную свечку, дабы зажечь ее дома в красном углу перед иконой.

    Светило яркое солнце, и художник с улыбкой поглядывал по сторонам. И вдруг на этом общем желтом, мажорном фоне – черная прореха, дыра! Зайченко в страхе, было, отпрянул, потом, поколебавшись, зажег церковную свечу и вошел в темный провал. Ах, лучше бы он этого не делал. В мгновение ока перед ним, как показалось, разверзлись двери ада. Потрясенному взору художника явилась дикая мешанина из изувеченных тел в черных монашеских рясах. От порыва ветра погасла свеча, и Зайченко, дико вскрикнув, ринулся прочь!

    О своем странном открытии он сообщил настоятелю Троицкого монастыря, и к провалу отправилась братия. Они отслужили молебен по убиенным братьям во Христе. О находке стало известно и городским властям. Из опасения «как бы чего не вышло» чиновники велели провал в земле засыпать.

    В 1911 году вновь произошел оползень почвы, и истерзанные монашеские тела явились киевлянам. Этим странным явлением заинтересовался князь Жевахов из славного грузинского рода. Со свойственным его народу темпераментом он энергично взялся за дело и, преодолев инертность чиновников, получил право на проведение раскопок на Зверинце. Для руководства работами князь пригласил двух деятельных членов Киевского общества охраны памятников старины и искусства, Эртеля и Вельмина.

    Работы начали в 1912 году, их хотели было окружить тайной. Но куда там! К месту раскопок ежедневно собирались десятки, затем сотни, а там и тысячи верующих. Приходили издалека, из самых отдаленных уголков России. Ну как, скажите, работать, когда вокруг стоят коленопреклоненные люди?! Тем не менее, за два месяца удалось расчистить большую часть пещер. Затем возвели над ними церковь, а сами пещеры открыли для посещения и поклонения.

    Важнее было понять, что же именно удалось найти. Высказывались различные предположения. Например, такое: в неведомый доселе подземный монастырь на Зверинце во время набега на Киев ворвались половцы и убили всех монахов. Но обследование найденных тел говорило о другой трагедии: следов насильственной смерти не было, монахи лежали друг на друге, словно пытались в панике выбраться из пещер, но не смогли этого сделать или не успели и умерли мучительной смертью – от удушья.

    Подобная трагедия могла произойти в роковом для Руси 1240 году, когда монголы, подойдя к Киеву, сначала опустошили окрестные селения. Монахи попытались спастись в пещерах, однако кочевники завалили входы, предоставив монахам возможность умереть самим – в страшных мучениях. Потом наступила очередь Киева – надолго обезлюдевшего. О заживо погребенных монахах попросту забыли, пока они сами не напомнили о себе – спустя шесть столетий.

    Теперь о других пещерах – тех, что в Китаеве. Есть разные толкования, что означало на Руси слово «Китай». Наиболее вероятно, что речь идет о «Ките» – так называли в старину специальное укрепление, когда связанные прутья засыпали землей. Получался земляной вал, а территория, огороженная этим валом, называлась Китаем, или Китай-городом.

    Китаевское урочище находится в заповедном месте – в нескольких километрах от устья Лыбеди – реки, названной в честь сестры основателя Киева. В XII веке этим местом владел князь Андрей Боголюбский. Здесь стояли его загородные палаты. Согласно местной легенде, или, скорее, историческому анекдоту, его прозвище было Китай – отсюда будто бы и название местности. Доверять этому сообщению нельзя: основатель Владимира-Суздальской Руси – будущей России – сильно не любил Киев. Киевляне платили ему тем же.

    В XVII веке здесь обосновались выходцы из Печерского монастыря. Спустя сто лет усилиями киевского генерал-губернатора Голицьша в Китаеве была построена церковь преподобного Сергия.

    Что ж, свято место пусто не бывает: Китаево, еще до Боголюбского и печерских монахов, облюбовали другие люди. Где же они жили и отчего не видны следы их строений? Потому что все они ушли под землю; одни еще при жизни, другие после ее завершения. Так, в Китаево есть и древнее городище, и огромный, все еще не исследованный курган, относящийся к дохристианским временам. А в западной части городища сохранились пещеры, похожие на Печерские. В 1910-1912 годах их исследовал тот же археолог А. Эртель, которому князь Жевахов доверил Зверинецкие пещеры.

    Первое посещение подземелий, описанное Александром Дмитриевичем, достойно внимания. Ход сразу же вел в глубину земли. Идти вперед нужно было, сильно пригнувшись, – высота галереи была всего метр и сорок сантиметров. При этом существовала сильная вероятность обрушения. В этом случае исследователи оказались бы заживо погребенными, как монахи в Зверинецких пещерах.

    Почти сразу же Эртеля и его спутников ждала интересная находка – это был целый клад древних бытовых мелочей. Здесь были керамические плитки, которые обычно используют для облицовки стен или печей. Сейчас такие плитки называют кафелем. В подземном жилище, вероятно, не собирались покрывать стены изразцами. Скорее, их использовали для иных целей – как облицовку для скромного очага, а также как сиденье или вместо тарелок. Рядом лежали: огниво, точильный брусок, донышко разбитого стеклянного сосуда, железная скоба и прочая чепуха. Обычно такой нехитрый скарб и является кладом; монеты и драгоценности попадаются археологам крайне редко. Жалкие крохи былой жизни отчего-то навели на мысль об изгнанниках. Может, под землей ютились древние изгои?

    За этим очагом была небольшая «зала», из которой в разные стороны шли три прохода. Два из них, центральный и правый, были завалены землей. У исследователей, в отличие от богатыря на распутье, не было выбора – они свернули в левый. Он вел в очередную комнату, к сожалению, полузаваленную землей. Особого снаряжения у Эртеля не было. Пришлось дальше прокладывать путь с помощью незамысловатых приспособлений. Копали лопатами и едва ли не руками, как кроты лапами. За завалом начиналась новая галерея. В отличие от предыдущих, она была не прямой, а постепенно заворачивала влево, ведя к какой-то неведомой цели. По обеим сторонам галереи были устроены ниши, сейчас пустующие. Для чего они служили и что в них находилось раньше, об этом можно было лишь догадываться.

    В Киево-Печерской лавре в подобных нишах находились мощи святых. Проход с нишами вел все дальше и заканчивался очередным завалом. Эртель в очередной раз пробил ход и оказался на том же месте, откуда начал странствие по круговой галерее. То есть они прошли по кругу и вернулись на то же место. Зачем строителям нужно было ценой немалых трудов прорывать под землей эту «обманку», неизвестно. Может, таким образом, они хотели обмануть нежеланных гостей? Ну а те, сообразив, что правый и левый ходы сообщающиеся, должны были бы пойти по среднему пути. И тут их, надо полагать, ждал неприятный сюрприз. Проход был завален основательно: Эртелю так и не удалось его расчистить. Не похоронены ли под этим завалом те, с кем так не хотелось встречаться обитателям пещер? Ну а после того, как непрошеные гости были погребены, жители пещер, возможно, покинули свои жилища – жить, есть, и спать бок о бок с трупами неприятно. А может, мертвецы являлись мстительными привидениями к своим обидчикам? Можно строить любые предположения, но было понятно, что пещеры покинуты очень давно.

    Позже в Китаеве были найдены и другие очень разветвленные подземные ходы – вместе они составляли целый подземный город. Если они соединялись с другими пещерами в самом центре Киева – на Старокиевской горе, под горой Кирилловской, на Юрковщине и в селе Пирогове, то это был огромный город, ни в чем не уступавший Киеву надземному. Рискнем высказать одно предположение. Слово «гном» – искусственное и означает «знающий». Его придумал Парацельс и назвал так подземных духов. На Руси ни о каких гномах, понятное дело, слыхом не слыхивали, а вот с копарями – невзрачными карликами с землистого цвета кожей – встречались часто. Жили с ними по-соседски мирно. А чего делить? Пусть себе роют ходы под землей, раз им нравится. Только вот чужестранцам о копарях рассказывать не следовало, еще обидят малышей. Жалко их, вроде как свои. Это только потом уж прозвали их бесами.

    Тайны пещер Киева. Путешествие-посвящение.

    Прогулка экскурсия по пещерам Киева

    Когда:16 декабря 2017 г.
    Стоимость:350 грн.
    Время:10:00
    Место сбора:Киево-Печерская Лавра

    26 ноября 2017 Публикации

    Будьте всегда в курсе

    Ближайшие события

    Cмотреть все мероприятия

    Мы в Facebook

    Публикации

    Гадание на жениха

    Гадание на жениха. Ожидание принца с верным скакуном белого окраса слишком утомительно, …
    подробнее
    Любовные гадания

    Языческие любовные гадания древних славян

    Славяне… Таинственные племена, расселившееся на территории всей Евразии. Племена, одни из первых …
    подробнее
    Гадание на имя жениха

    Гадание на имя суженого

    Старинная традиция славянских женщин – гадание на будущую судьбу, остается популярной до …
    подробнее
    Гадания

    Природа гадания

    Слово «гадание» происходит от латинского слова «divinare» – предвидеть, быть божественно вдохновленным, …
    подробнее
    Чистка и активация ритуального ножа

    Чистка и активация ритуального ножа

    Практикующие эзотерики знают, что любой магический предмет или инструмент нуждается в чистке …
    подробнее
    Женские гадания и обряды на суженого на праздник Андрея Первозванного

    Женские гадания на Покрову.

    Кому не хочется, хоть краем глаза, заглянуть в свое будущее? Для этого …
    подробнее